Встреча Анны Ахматовой и Роберта Фроста 

В мае - июне 1962 года американский поэт Роберт Фрост нанёс визит в СССР в рамках культурного обмена между США И СССР. Фросту было тогда 88 лет.

В том году поэт был номинирован на Нобелевскую премию по литературе. В списке номинантов была и Анна Андреевна Ахматова. Во время поездки Фроста в Ленинград была организована встреча двух поэтов.

Воспоминания об этой встрече остались в мемуарах современников.

Людмила Сергеева 

Об Анне Андреевна Ахматовой

Встреча была организована на даче академика Алексеева, в ее маленькой дощатой «Будке»* это было невозможно. Анна Андреевна, которой в то время было семьдесят три года, с улыбкой замечала: «Пришёл такой старый-старый дедушка, уже похожий на бабушку».

Восьмидесятивосьмилетний Роберт Фрост приехал в Москву как друг и личный посланник президента Джона Кеннеди. Несмотря на свой возраст, Фрост был вполне бодр, всем вокруг интересовался, но юмор его не всегда понимали. В разговорах с американским поэтом все русские люди с одобрением упоминали имя президента Эйзенхауэра, генерала многие запомнили еще с войны. Фрост при очередном панегирике в адрес Эйзенхауэра не выдержал: «Я даже понимаю, как генерал Эйзенхауэр мог стать президентом США, но не могу представить себе, как он стал президентом университета — он ведь прочёл две с половиной книги».
У Анны Ахматовой с Робертом Фростом общения не получилось. Об этом нам рассказал Иосиф Бродский. В начале было томительное молчание. Потом Ахматова сказала Фросту, что они соперники — оба в том году числились в списках претендентов на Нобелевскую премию. Фрост галантно возразил: «Мадам, с такой прекрасной женщиной я не могу соперничать». <...> Роберт Фрост, посмотрев на прекрасные корабельные комаровские сосны, спросил:

— Мадам, а что Вы делаете из этих сосен?
— Ничего.
— А я бы делал карандаши, они никогда не заканчивались бы.

* О "Будке" см. в воспоминаниях Наймана: "Литфонд выделил ей дачу в Комарове, дощатый домик, который она скорее добродушно, чем осуждающе, называла Будкой, как хатку под Одессой, где она родилась. Его и сейчас можно видеть, один из четырех на мысочке между улицами Осипенко и Озерной. Как-то раз она сказала, что нужно быть незаурядным архитектором, чтобы в таком доме устроить только одну жилую комнату. В самом деле: кухонька, комната средних размеров, притом довольно темная, а все остальное - коридоры, веранда, второе крыльцо. Один угол топчана, на котором она спала, был без ножки, туда подкладывались кирпичи."

Анатолий Найман 

Воспоминания об Анне Ахматовой

Когда в Ленинград приехал Роберт Фрост, на даче у Алексеева-англиста была устроена его встреча с Ахматовой. Его и ее имена стояли в списке претендентов на Нобелевскую премию, и замысел познакомить их казался руководителям и болельщикам литературы необыкновенно удачным. Ахматова после встречи вспоминала о ней насмешливо: "Воображаю, как мы выглядели со стороны, совершенные "дедулинька-или-бабулинька"". (Это к Чуковскому подошел на бульваре ребенок и спросил: "А вы дедулинька или бабулинька?") Профессор Рив, участвовавший во встрече, видел происходившее в другом свете и написал об Ахматовой приподнято: "Как величава она была и какой скорбной казалась". Она прочла Фросту "Последнюю розу". "Несколько мгновений мы оставались безмолвны, неподвижны". Ахматова же рассказывала, что Фрост спросил у неё, какую выгоду можно получать, изготовляя из комаровских сосен карандаши. Она приняла предложенный тон и ответила так же "делово": "У нас за дерево, поваленное в дачной местности, штраф пятьсот рублей". (Фроста-поэта она недолюбливала за "фермерскую жилку". Приводила в пример стихотворение, где он утверждал, что человек, которому совсем уже нечего продать, так плох - хуже некуда. Высказывалась в том смысле, что на таком уровне и таким образом поэту рассуждать все-таки не пристало.)

Лидия Чуковская 

Записки об Анне Ахматовой. Том 2

19 сентября 1962 года.

Анна Андреевна рассказала о мне о Фросте.

Будку, разумеется, показать иностранцам нельзя было; устроили банкет у Алексеева. Фрост подарил ей свою книгу с надписью. О книге она отозвалась довольно-таки небрежно: «Видно, знает природу». О встрече же рассказала так:

– Сидели мы в уютных креслах друг против друга, два старика. Я думала: когда его принимали куда-нибудь – меня откуда-нибудь исключали; когда его награждали – меня шельмовали, а результат один: оба мы кандидаты на Нобелевскую премию. Вот материал для философских размышлений.

Путешествие в СССР стало для Роберта Фроста последней поездкой за пределы США. В конце 1962 года он почувствовал себя плохо, и был госпитализирован. Умер Фрост 30 января 1963 года, не дожив 2 месяца до 89-летия. Незадолго до смерти он получил телеграмму от другого русского поэта - Евгения Евтушенко. В ней говорилось: “СЕГОДНЯ СНОВА И СНОВА ЧИТАЛ ВАШИ СТИХИ Я СЧАСТЛИВ ЧТО ВЫ ЖИВЕТЕ НА ЗЕМЛЕ”.

Анна Андреевна умерла в 5 марта 1966 года в возрасте 76 лет.

Нобелевскую премию по литературе в 1962 году получил Джон Стейнбек.