как удав переваривать смерть в животе, в голове –

всех заочно убить, измеряя объёмы любви,

но тебя не на кладбище, не на больничной койке,

не с дырою в мозгу, не с опухолью в селезёнке

невозможно представить

 

тебя умоляю – живи

 

и сама обещаю (не важно поймёшь, не поймёшь)

обещаю, что ты не умрёшь

не умрёшь, не умрёшь (не для нас это – умирать),

но коли начнёт подступать,

спрячешься в волосах моих, как в лесу,

и тогда тебя злые демоны не унесут

 

только будет не так

ты отыщешь свой мрак

и свой свет тоже отыщешь

 

выползает на станцию поезд, едва дыша,

у него внутри и твоя душа

 

я звоню тебе с билайна на мтс

(это очень невыгодно – мы иначе и не умеем),

кричу: Наташа, ты совсем охренела?

три часа недоступна – в ухе уже фонит

ты кричишь: я в метро, пожалуйста, перезвони

 

осторожнее, люди и ангелы, закрываем небесные двери,

поезд следует без остановок к конечной цели

 

я кричу тебе: что? прошу тебя, повтори

ты кричишь: я в земле, под землёй, у неё внутри

голос слышен всё хуже, слова уже неразличимы

нарастающий гул московской мегамашины

поезд едет во тьму, к самому сердцу планеты –

 

вот секунда, 

другая, 

ещё 

 

и тебя уже нету.

 

2012

Юлия Седова читает своё стихотворение "Метро"